"Цветы корицы, аромат сливы" СИ, Анна Коростелева

 

 Жанр: Современная проза, Городское фэнтези

 

«Китайский студент-филолог Вэй Сюэли по ошибке был отправлен в Москву изучать кристаллографию. Беспокоясь о чести своей страны, Сюэли решает во что бы то ни стало выучить русский язык и закончить московский институт. К тому же он узнает, что его дедушка в 1944 году перешел советско-китайскую границу и пропал на территории СССР. Теперь вместе с учебой Сюэли ищет еще и следы своего дедушки.»

                                                                     Описание взято с сайта litmir.co

 

У меня прямо-таки литературный оргазм случился от этой книги и от стиля повествования автора. Потрясающе написано. Очень тонкий и ненавязчивый юмор, отличный сюжет и прекрасно переданный восточный дух. Если бы не ФИО автора, я была бы уверена, что она сама является прототипом Главного героя — китайца, присланного по обмену в Московский университет.

А главная сатира в том, что именно такие книги, которые настолько грамотно и остроумно написаны, остаются лежать на СамИздате, зато массу книжонок с Мерисьюшными героинями-хамками и героями-эльфами/вампирами/демонами/инкубами/просто альфа-самцами, отымевшими половину города (нужное подчеркнуть), издаются огромными тиражами. Обидно.

 

"— Слушай, а ты кто вообще по специальности?

— Словесник, — подумав, сказал Сюэли. Упомянуть кристаллографию он не решился. Вероятно, его научный руководитель, Вадим Сергеевич, был бы с ним в этом согласен.

— В смысле, филолог?

— Ну, слово «филолог»… слишком обязывает. По-китайски — так это даже звучит нескромно. Ну, как сказать о себе — «я великий ученый и все уже постиг».

— Понятно. Я, кстати, знал одного парня, филолога. Он все хотел проехать малыми дорогами между Москвой и Питером и выяснить достоверно — где же все-таки заканчивается шаурма и начинается шаверма.

— Нет, я занимаюсь… более частными вещами, — легко сказал Сюэли. — К столь глобальным проблемам притрагиваться не отваживаюсь."

 

«Потом было девятое, и захоронение бойцов, и Череповец устроил роскошное фаер-шоу с тамтам-сопровождением, и так завершилась в тот год Вахта Памяти. А потом в жизни у Сюэли случился первый опыт чудного запоя в обществе друзей-поисковиков.

Когда Сюэли открыл глаза, он совершенно ничего не помнил. Ощущения во всем теле были очень странные. Снаружи, у входа в палатку, стоял Саня.

— А… что произошло? — спросил Сюэли. Он чувствовал, что ответ едва ли его обрадует.

— Ничего. Приобщился маненько к русским традициям, — сказал Саня.

— Э? — только и сказал Сюэли. И голос был какой-то чужой, ненормальный, да и голова была как бы отдельно.

— Ну, сын там у одного из наших родился, потом — начало отпуска… Отметили слегка.

— А какое сегодня число?

— Первое. Июня.

Сюэли, с огромным трудом уже вставший на четвереньки и закрепившийся в этом положении, мгновенно снова потерял это преимущество.

— Ну, а чего? Печень здоровая — три недели выдержал.

— А где Леша?

— Так Леша в Москву уехал… неделю назад. Он должен был там играть какого-то… орка, гоблина… а, скинхеда… типа предводителя скинхедов, вспомнил, в спектакле. Он и уехал.

Сюэли застонал. Постепенно он начал понимать, что двадцать пятого числа был капустник и он не вернулся к спектаклю.

— А почему Леша меня не… не забрал с собой?

— Он тебя разыскал тогда, перед отъездом. Что было, кстати, непросто, потому что ты был в деревне, в хрен знает какой. Но ты вообще никакой был в тот момент. Вообще без чувств. Ну, Леша сказал, что все ерунда и он поедет без тебя. Ну, какая разница, сколько там этих орков. Одним орком больше, одним меньше… не переживай ты так.

— Я должен был играть… главного положительного героя, — с трудом выдавил Сюэли. Масштаб бедствия потихоньку начинал разворачиваться у него в уме.

— Ну, вот что, главный положительный герой: ты спокойненько доползи сейчас до умывальника и умойся.

— Не-не-не, мне надо звонить. Мне срочно надо позвонить. Как вообще со мной могло это случиться?

— Это бывает… Потом, после бала, конечно, тяжко… Но в процессе ощущение времени летит на хрен. Вот так скажет кто-нибудь: «А давай еще к одному корешу забредем!» — минус сутки из жизни… Потом: «Сын родился! Пьем!» — еще дня три-четыре. Потом — «Тяжко-то как! Пивасика бы…» — ну, и еще дня два… Трезвак — выкуп — «за свободу!» — еще два дня…

Сюэли очень внимательно выслушал эту сводку с полей сражений. Ей, судя по всему, предстояло заменить его собственную память, потому что сам он не помнил ни-че-го, ну вот ничего совсем.

— Да, я давно хотел тебе сказать. Не расстраивайся, что у тебя на куртке написано «Космические пришельцы» и «Stargate Atlantis». Бывают надписи ну просто намного хуже.

— Да, я вообще… эпически крут, — Сюэли употреблял это выражение в том виде, в каком в свое время воспринял его на слух.»

 

            Коростелева Анна Александровна «Цветы корицы, аромат сливы (СИ)»

 

Обсудить у себя 0
Комментарии (0)
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: