Меня пробрало.

Крик души автора, судя по всему, находящегося в момент написания рассказа, в депрессии/переживающего личную трагедию.

Мое психическое состояние в момент прочтения абсолютно не совпадает с настроением рассказа, но меня все равно пробрало.

И вообще прихожу к выводу, что меня откровенно завораживает умение этого автора  выражать такие шквалы и бури эмоций в коротеньких рассказах, в которых практически отсутствует действие, как таковое.

«Мне бы хотелось придумать себе огромное чувство значимости, большое, как солнечная система или космос. Да только, знаешь, в нём ничего нет. Вообще ничего. Пустышка, иллюзия, фат… Почему? Потому что на планете, как ни крутись, всё равно будут находиться люди, которые ничего о тебе не знают, и клали они на тебя с приборчиком, и будут существовать те, кто тебя любит.

   Достаточно, чтобы тебя знал и любил один человек, и вот ты уже значим и важен для него. Ты для него — целый мир.

Один или сто тысяч? Не имеет значения. Когда одного недостаточно, и сто и двести тысяч не будет достаточно. Потому что снаружи много, а внутри пусто. Всё, что значимо, находится в наших руках в пределах собственной досягаемости, для этого никто не нужен. Одна своя жизнь… Бери! Что в ней? Вселенная.

   Мне кажется — это важно, по — настоящему важно. Внутреннее бытие определяет человеческое счастье, а всё остальное — чисто так — положить с приборчиком.»

***

«Я тебя ненавидел с самого первого дня, как крыс, влюбленный в дудочку Гамельдина. Зная, куда приведёт эта музыка, крыс ничего не мог с собой поделать.

   Застраховал детишек, родню, сложил весчички, белые тапочки, настрочил завещание, закрыл все домики, кладовки, всё, что могло спасти при условии, что случится чудо, и крыс не утонет в речке.

   Целая система, один единственный способ свалить из душащего безумия.

   Но звучала дудочка, приходил Гамельдин… Возвращаясь под утро домой, мокрый, нахлебавшийся воды мазохистично-счастливый крыс сушил шёрстку в норке, свернувшись калачиком и… продумывал способ.

  Иногда правда вылезала на поверхность чёрными спрутами ненависти. За то, что происходит. Крыс согласился с тем, что он крыс, Пиноккио поверил, что он осёл, а Страшила понял, что ему не нужны мозги.»

***

«Мы выбираем, нас выбирают, и это часто не совпадает.

   Наверное, мы все рано или поздно получаем то, что в конечном итоге заслуживаем, получаем тех, кого мы заслуживаем.

   Кого здесь винить?

   Люди отрицают сами себя, а тянутся к себе подобию, находят зеркала собственных отражений точно таких же, как они, чтобы увидеть в них свои собственные недостатки, отшатнуться от своих собственных демонов, заорать: „Фу-у-у-у-у!“ Обвинить во лжи.»

 

                                             Сан Тери «Реквием по мечте. Я бы не выстрелил.»

Обсудить у себя 1
Комментарии (0)
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: